Го Новелла "Первый Кю" Автор: Хон Сун-Ва. вполне пригодно как чтиво и для тех, кто не играет в го.

Тема в разделе "Книги по интеллектуальным играм", создана пользователем tri, 14 июн 2014.

Просматривают тему (Пользователей: 0, Гостей: 0)

  1. хайвей
    Оффлайн

    Сообщения:
    4
    Симпатии:
    0
    Репутация:
    0
    Беглец
    Дома Вука ожидало шокирующее зрелище. На его книжной полке зияла дыра, в которой не хватало целой секции книг. Дыра напоминала огромный рот, смеющийся над ним. Он не мог понять, что случилось, его охватило тяжелое чувство.
    — Отец зовет тебя, — в комнату вошла мать. На её лице не было обычной доброй любящей улыбки.
    — Сегодня отец встречался с твоим учителем, господином Ченгом. Когда он вернулся из школы, то собрал все твои книги по Го и сжёг их. Он изрубил на куски доску. Я никогда не видела его таким. Тебе лучше всего пойти и извиниться прямо сейчас. Попроси у него прощения. Это правда, что ты сказал учителю, будто собираешься стать игроком Го и не пойдешь в университет?
    Теперь Вук знал, как обстоят дела. Объяснялось и загадочное поведение Ченга. Тот, вероятно, хотел поговорить с Вуком о встрече с отцом, но переменил своё мнение, когда увидел испуганные глаза Инае.
    Вук проверил книжную полку. «Записей партий Ву» не было. Только книга стихов пережила шторм этого дня. Это была жестокая несправедливость.
    Раздался громоподобный голос отца. Вук принял решение. Он быстро положил в портфель книгу стихов и кое-что из одежды. Не забыл и про деньги, которыедал ему Нэк — они остались нетронутыми. Вук выскочил из дома и бежал до тех пор, пока не очутился в безопасности. Казалось, отец стоит прямо за спиной в темноте. Вук остановился и огляделся. Нет, показалось. Но он снова бежал и бежал…
    Вскоре он оказался на людной улице. Куда податься? — думал Вук в отчаянии. В YC? Нет, туда отец пойдёт первым делом. Было уже 11 вечера, а в 12 начинался комендантский час. Ему срочно нужно устроиться куда-нибудь. Джуна в мотеле? Нет, надо придумать что-нибудь получше — Вук был в школьной форме и с портфелем. Может, Бу, его старший брат? Да, можно пойти туда. Вук успел на последний автобус в район К. Было 23.25, а до брата Бу всего 15 минут езды.
    — Да, сэр. Он здесь у меня. Я успокою и верну его. Конечно, сэр. Не волнуйтесь, сэр. Конечно. Я тоже это сделаю.
    Бу только что отчитался перед отцом, где находится пропавший Вук, и получил точные инструкции на предмет того, что делать с беглецом. Он посмотрел на Вука с улыбкой. Старший сын в семье, старше Вука на 13 лет, выделял его среди остальных братьев и сестёр. Он мог бы быть дядей Вука, раньше он помогал тому решать проблемы без ведома отца. Это был яркий человек, не без амбиций, но лишенный тщеславия и раздутой гордости. Он многим нравился. Сначала Бу отправил из комнаты свою жену, умиравшую от любопытства, и только потом заговорил с нежной улыбкой.
    — Ну, источник неприятностей, это правда, что ты собираешься посвятить свою жизнь Го?
    — …
    — Ты совсем не знаешь отца; считай, что тебе повезло. Будь он помоложе… Очень грустно, что он уже слишком стар, чтобы воспитывать тебя способом, которым он обычно пользовался… Иногда он может быть жестоким, но он великий человек. Я хочу, чтобы ты помнил это, несмотря ни на что.
    — …
    — Ну ладно, какой у тебя разряд?
    — Первый кю…
    — Когда ты научился так хорошо играть?! Сыграем? У меня шестой кю. Сколько поставить форы? Шесть? Семь?
    Бу уже собирался принести доску. Вопреки обещанию отцу, он вёл себя как сообщник.
    — Брат. Я… не в том настроении, чтобы играть.
    — Ладно… Он, наверное, разбил доску на мелкие куски…
    — И книги тоже. Среди них была такая, которую не найдешь нигде в стране.
    — Не переживай. Я найду копию, что бы это ни было. Глупо мужчине расстраиваться из-за такого пустяка.
    — Не думаю, что ты найдешь копию этой книги. Это было японское издание, очень старое.
    — Японское? Похоже, ты всерьёз надумал стать профессиональным игроком. У меня есть друг, который хочет стать профи. Он тоже изучает японские книги.
    Ты действительно хочешь стать игроком Го? Вместо того чтобы поступить в университет?
    — Я хочу сделать попытку.
    — Если ты всерьёз решил, я могу поговорить с отцом. Не думаю, что поступление в университет — это единственно верный путь, особенно если у тебя такое серьезное намерение стать игроком… Будет трудновато убедить отца…
    — Трудновато? Вук так не думал — это было просто невозможно! Вук был уверен, что и Бу хорошо это знает.
    — Почему бы тебе не уступить хоть чуть-чуть? Для отца…
    — Это было бы лицемерием.
    — Лицемерие? Тебе ещё многому нужно учиться — в жизни бывают ситуации, когда без лицемерия не обойтись.
    Если не хочешь возвращаться домой, можешь пожить у меня, сколько хочешь. Отец просил привезти тебя завтра, но я могу переубедить его. Если я скажу, что лично прослежу за твоими занятиями, он разрешит. Ладно, сейчас иди спать. Мне завтра рано на работу.
    Вук отправился в комнату, которую приготовила жена Бу, и лёг спать с думой о будущем: он понимал, что скоро ему придётся уйти из этого дома. Несмотря на свои смелые заверения, Бу отвезёт его к отцу по первому требованию. Никогда Бу не делал ничего вопреки желаниям отца.
    В дверь постучались — это был Бу с бутылкой вина.
    — Не спишь? Я так и думал.
    — Тебе же утром на работу?!
    — Да, но ещё не так поздно, я редко ложусь раньше часа ночи. Давай выпьем. Только не говори, что первый кю никогда до этого не пил.
    Братья вместе осушили стаканы. Вук был благодарен Бу за предупредительность. Ему захотелось рассказать брату обо всем. Сказать об Инае? Нет, Бу только улыбнется в ответ…
    — Тебе известно что-нибудь о доске, порубленной сегодня?
    — А что в ней особенного?
    Доска была в доме сколько Вук помнил себя. Он часто пользовался ей, когда делал уроки. Иногда она могла пригодиться для тарелок с фруктами или печеньем. Вук был первым, кто воспользовался доской по её прямому назначению. Даже Бу, утверждавший, что у него шестой кю, никогда не играл дома.
    — Это доска нашего прадедушки.
    — Прадедушки? Он что, умел играть?
    — Не только умел, но и был одним из лучших игроков страны.
    — Как пишется его имя?
    Из уважения не принято спрашивать имя отца, а тем более прадеда, поэтому просят написать его, не называя.
    — В его имени были иероглифы «Бьёнг и Вук». Дед дал тебе имя в честь прадеда.
    — Я уже засыпал, когда меня осенила мысль, что это желание прадеда — чтобы ты играл в Го, а не в университет поступал.
    — Ого…
    — У деда было трудное детство из-за того, что его отец играл в Го. Так что он даже близко к доске не подходил. Разумеется, все это повлияло и на нашего отца — он так и не научился играть.
    — Теперь я немного понимаю ненависть отца к игре…
    — Захватывающая история. Через три поколения любовь к Го возродилась сама собой… Бабушка однажды рассказала мне, что прадед умер из-за Го. Точной причины я не знаю
    — больше она не сказала ничего, а теперь уже умерла. Если ты узнаешь вдруг что-нибудь о прадеде, не забудь мне рассказать.
    Бу вернулся к себе, а Вук лежал в постели и думал. Кое-что становилось понятным. Теперь объяснялось это странное чувство, которое он испытал, когда впервые увидел игру. Вук был уверен — это был ОН, его прадед, глядевший на него сверху. Вуку хотелось больше узнать о прадеде. Можно поискать что-нибудь в Государственной библиотеке. Вдруг Вук вспомнил Интецу из «Игры, кашляющей кровью». Может быть прадед тоже умер, кашляя кровью? Вук не мог заснуть до утра.
    Новая жизнь
    Вук проснулся в девятом часу. Бу уже ушёл на работу. Когда Вук вышел из ванной, жена Бу кормила малыша. Она отпустила ребёнка в манеж и пошла на кухню, чтобы приготовить завтрак. Вук остановил её:
    — Не беспокойтесь, пожалуйста, я не хочу есть. Мне нужно идти.
    — Да ты что?! Что скажет твой брат? Я не отпущу тебя без завтрака.
    — Мне правда нужно идти.
    Вук почти выбежал из дома, оставив свою родственницу расстроенной. Надо спешить, пока не пришёл отец. Он ошибался — отец был дома в полной уверенности, что Бу приведёт Вука вечером.
    Вук сел в автобус, который шел в район, где на одной из улиц было множество букинистических магазинов. Он надеялся найти «Записи партий Ву».
    Книгу, которую необходимо изучить, чтобы стать профи, нужно найти любой ценой. Более четырёх часов Вук безрезультатно бродил по улице, решив не уходить, пока не найдет то что нужно. И нашёл! После настойчивой мольбы владелец одной из лавок пробрался ползком на склад, где и нашёл «Записи». Вук буквально вырвал из рук букиниста книгу — она была ещё более потрепанной, чем книга Нэка. Хитрый делец порядочно надул Вука, но тому было всё равно.
    У Вука отлегло от сердца. Только теперь он ощутил чувство голода — со вчерашнего вечера крошки во рту не было. Поедая безвкусную лапшу в китайском кафе поблизости, он обдумывал, где бы переночевать. Большого выбора не было. Дом Бу исключался сразу: второй раз отец не даст ему ускользнуть. Вук мельком подумал о встрече с отцом лицом к лицу как мужчины с мужчиной. Идея никуда не годилась, и Вук тут же расстался с ней: попытка переубедить отца была равносильна попытке сломать камень, бросая в него яйца. Можно попробовать пойти в круглосуточную библиотеку, если не найдётся другого места, а пока нужно было скоротать время. Он подумал об Инае, но тут же отбросил эту мысль: пришлось бы рассказывать о событиях ночи и реальном состоянии дел. Тогда он решил, что следующей остановкой будет Сеульский клуб — там его ждёт сердечная встреча, можно поиграть или посмотреть партии Ву.
    — Добро пожаловать, Вук. Завтракал? Кофе будешь?
    Как и ожидалось, хозяйка приветливо встретила его. Один из завсегдатаев клуба, мужчина лет пятидесяти, не найдя партнёра, собирался уходить. Вук добровольно предложил свои услуги, как если бы действительно был мастером клуба. Они сыграли три партии на пяти камнях. Каждую партию Вук тщательно прокомментировал. Партнёр был восхищен вариантами, которые показывал Вук. Он ушёл, пообещав вернуться. Хозяйка тоже осталась очень довольна усилиями Вука.
    — Он был недоволен отсутствием партнёров. Как вовремя ты пришёл! Сможешь приходить каждый день? Играть с постоянными клиентами или просто составишь мне компанию. Я уже говорила об оплате…
    — Я буду часто приходить, обещаю. Но никаких денег не возьму — я бы ужасно себя чувствовал, если бы брал деньги.
    — Хорошо, хорошо. Денежный вопрос обсудим позднее. Кстати, что с тобой сегодня — ты ужасно грустный!
    — Нет, ничего…
    — Давай так, Вук. Я занималась водным бизнесом более десяти лет и чувствую настроение! Ты расстался со своей девушкой? Или проблемы с родителями?
    Должно быть, интересно заниматься этим самым водным бизнесом, если так быстро и точно можно определять состояние другого человека. Вук решил всё рассказать. Она слушала не перебивая, воздержавшись от комментариев даже когда Вук не мог сдержать эмоций по поводу несправедливости насильственного требования соблюдать традиции семьи KS. Она спокойно сидела, позволяя беглецу поведать всю свою драму. Когда Вук закончил, она медленно заговорила:
    — Где ты собираешься ночевать сегодня? У брата?
    — Нет… Я могу пойти в круглосуточную библиотеку или к другу. Но не к брату… Что бы ни случилось, домой я пока не вернусь. Нам обоим, и мне и отцу, нужно время, чтобы остыть.
    — Тогда может остановишься у меня? У меня трёхкомнатные апартаменты. Живу одна. На несколько дней можешь остаться без проблем.
    Вук колебался. От этого предложения было трудно отказаться, но не хотелось обременять хозяйку. Вук робко возразил:
    — Мы даже не знакомы как следует…
    — Об этом не думай. Я не знаю, как мне отблагодарить тебя за вчерашний вечер. Дай мне возможность отплатить тебе. Больше никаких разговоров на эту тему, хорошо?
    Вук кивнул. В любом случае это только на несколько дней. Было бы глупо спать на парте в библиотеке, когда есть подходящая комната, так рассуждал Вук. Около 11 часов вечера хозяйка закрыла клуб, и они взяли такси.
    В машине Вук молчал. Вполне естественно, что 18-летний юноша чувствовал себя неуютно по дороге в незнакомое место. Хозяйка понимала это и тоже молчала. Вук думал о Бу: как раз в это время отец должен зайти к Бу за ним. Прости, брат, у меня нет выбора, — прошептал Вук про себя.
    В квартире, которая находилась на третьем этаже четырёхэтажного дома, хозяйка сразу прошла на кухню готовить ужин. Вук сидя на кушетке, просматривал газеты.
    — Вук, не переживай! Твой отец через несколько дней остынет, я уверена в этом. Утром я рано уйду. Отдохни, и ты почувствуешь себя лучше. Я оставлю запасные ключи от квартиры, спокойно уходи и приходи. Можешь оставаться здесь сколько захочешь, ты мне нисколько не мешаешь. Думай обо мне как о старшей сестре или тёте, хорошо?
    Оценив её добрый жест, Вук был уверен, что останется здесь ненадолго. Он считал невежливым оставаться здесь дольше чем на несколько дней, либо тогда надо будет заплатить хозяйке.
    Свиные котлеты были очень вкусными, Вук поблагодарил и ушёл в свою комнату. Усталость навалилась на него, и он заснул сразу же как только лёг.
    Второй учитель
    Вук проснулся около часа дня. Он съел завтрак, и стал размышлять, что делать. Через три дня начнутся занятия в школе, и за это время он должен принять решения.
    Вук открыл книгу, приобретенную после стольких приключений. Он собирался рассмотреть несколько партий, но обнаружил, что в доме нет гобана. У хозяйки Го-клуба нет комплекта для игры — не ирония ли?!
    После того как он сходил в магазин и купил доску и камни, Вук почувствовал относительный комфорт. Игра странным образом успокаивала его. Он смотрел партии Мастера Ву по второму кругу. Многие из ходов были необъяснимы. Будь рядом Нэк, он, наверное, мог бы помочь разобраться; хотя Нэк говорил, что он и сам многого не понимает. Вук пытался просчитать трудные ходы самостоятельно. По сравнению с Го школьные предметы, такие как математика или английский, были очень просты в изучении — там, по крайней мере, были ясные вопросы и ясные ответы. Решая сложные и утомительные задачи Мастера, Вук почувствовал сонливость. Он задремал прямо на кушетке, затем перешёл в свою комнату на кровать и заснул. Накопившаяся усталость и тревоги последних двух дней стали для него лучшим снотворным.
    Вук удивлённо открыл глаза — он был полностью раздетым. Рядом лежала хозяйка.
    — Ты, должно быть, уснул, изучая книгу.
    Она шептала и одновременно ласкала его, не затрудняя себя объяснениями. Смущённый, он медленно просыпался от её страстного тела, такого непохожего на довольно пассивное тело Джуны.
    Существует теория, что наилучшими сексуальными партнерами с точки зрения физиологии могут быть подросток и женщина около сорока, если отбросить социально-психологические условности. Эта теория была неоднократно доказана в эту ночь в этой квартире.
    Похоже, что страсть госпожи хозяйки не имеет границ. Вук обладал способностью быстро восстанавливаться — важное преимущество юноши. Он уснул перед самым рассветом, полностью опустошённый.
    Праздник стал повторяться каждую ночь. По утрам неутомимая хозяйка как ни в чем не бывало уходила на работу, недостаток сна на ней ничуть не отражался. Вук же просыпался к обеду, съедал завтрак и садился за изучение партий Мастера Ву. По ночам его ждали другие уроки, от госпожи хозяйки он узнал много нового. Она стала его вторым учителем после Нэка.
     
    #11

Поделиться этой страницей